Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: кот басё (список заголовков)
09:06 

If you read this line remember not the hand that writ it
Хранитель времени

У хранителя времени есть право на третий день. Он зовёт к себе взрослых, отпускает - уже детей, выходит к реке, достаёт калимбу или варган, и смотрит, смотрит, как расходятся берега. Смотрит, как лица меняются, стирается боль и быль, как любовные лодки бесстрашно обходят быт, как любая правда становится искренней и простой, как у прайда волосы выгорают в медный и золотой. У хранителя времени есть право молчать о том, как ищут пристанища, но обретают дом, как сидят за чаем, рассказывая без слов, как белые чайки восток распарывают крылом. Исцелённые покидают палату весов и мер. У хранителя времени только неслучайное на уме. Каждому чаду по счастью - пусть прячут сокровища в кулачке: куриный божок, деревянная бусина на шнурке.

У хранителя времени вселенная в рюкзаке.


Уходи со мной в горы...

Вбили гвоздь - то ли в темечко времени, то ли в крышку, тишина такая, что впору сойти с ума. Столько долгих дней о нас ничего не слышно, что невольно это учишься принимать. Наше вечное "надо" становится общим "недо", превращается в злую шутку любой сигнал. Начинаешь письмо, не ждешь на него ответа или вовсе не пытаешься начинать. Соблюдаешь законы, путаешь ежедневно драгоценный божий дар и насущный хлеб. Мы не то чтобы решили Его разгневать, просто не храним небесного на земле.
_________________________________________________________
Взять бы вышитый зеленью пояс лугов альпийских, оплести им твои запястья - цветы и снег. На такой высоте заветные звезды близко, а дорог, за которые держимся, больше нет. Дать всему имена, не противясь великой силе, у огня по ночам молчать, открывать вино.
Уходи со мной в горы - заниматься любовью или создавать друг друга.
Что, в общем-то, суть одно.

(с) Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, Кот Басё

13:47 

If you read this line remember not the hand that writ it
Калитка скрипнет, пёс поднимет вой. Да что ты брешешь, глупый, Бог с тобой, соседи проследят - распустят слухи. Не дело это - в лес ходить к старухе, и страх, и грех, вернуться бы живой.

Село, погост, березы на гробах, иди, куда ведёт тебя судьба, околица, стволы, лесная чаща. Кто ищет, говорят, всегда обрящет, но говорят ещё: судьба слепа.

В лесу огнём отмечен старый ствол, старуха промышляет колдовством, который век из чащи не выходит. Над ветхим домом птицы хороводят и крыльями касаются его.

Ну что стоишь, пришла - так заходи, такую боль пригрела на груди, немудрено, что душит нестерпимо. В былое время был тебе любимым, а нынче тянет - только погляди.
Луна взошла, теперь твоя пора, так доставай его из-под рёбра, как достают занозу, что гноится. Кто жил с таким - и смерти не боится, но смерти нет - закончилась вчера.
Как задышала - ишь, превозмогла, была заноза - что твоя игла, теперь сердечко видно сквозь прорехи. Цветы, полынь, коренья и орехи - ты, дочка, пей, забудешь, где была. В село вернешься, снимешь урожай, а с холодами в город поезжай, в богатый дом да долгою дорогой. А в городе придёт тебе подмога и нежностью излечится душа.

Калитка скрипнет, пёс поднимет вой, и месяц не у нас над головой качнется в такт и снова затаится. И шар земной плывет, и рвутся птицы туда, где лес пылает огневой.

Не отмолить, а потому молчим, у нашей боли не было причин закончиться - опасное наследство. Но бабка знала действенное средство: твоё к тебе вернулось, получи. Оно войдёт - кинжалом ли, костром - и навсегда осядет под ребром - гореть, болеть, тянуть живые силы. Проклятие любви невыносимо.
Свежо предание.
Предательство старо.

(с) Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, Кот Басё

09:05 

и снова от Кота Басё

If you read this line remember not the hand that writ it
***
В никуда по МКАДу, вернувшись из ниоткуда, прилетев не в порт приписки, но в град пречистый, торопиться, потому что не веришь в чудо, веришь только осязаемым дням и числам. Не бывает нас, пока не случится наше, обгоняем время ветром на автострадах. Не имеет смысла помнить, что было раньше, если правда есть, то это чужая правда. Это непередаваемо - непрерывно мы идём к тому, что делает нас чужими. Так не падают в любовь - до ее обрыва нас ведёт холодный разум в ручном режиме. Понимать друг друга больше, встречаться чаще, каждым словом чуять: silence is the deadliest poison.

Страх того, что это закончится, не начавшись, заставляет нас делать выбор не в нашу пользу.


***
Говорят (но еще не точно), что никто не уйдет живым. Все заканчивается точкой, как отверстием пулевым. Смотришь – край обожженный алым обведен, в глубине листа отпечатками пальцев стала наша общая пустота. Будет следствие под предлогом - заключив составной союз, я успею сказать о многом, но не выдать, чего боюсь. Разгадают и шифр, и почерк, письма выправят под стеклом. А боюсь я не этих точек, а написанных прежде слов. Безоружными (суть – простыми), слишком смертными (Бог с тобой), если выстрелить – кто остынет первым, выдержав эту боль? Все свободны, никто не пленник, участь избранная легка. Наказанье за преступленье – отлучение от курка.

Но ирония в том, что прочно слиты, связаны – держат швы.

За поля, за черту, за строчку ни один не уйдет живым.

(с) Кот Басё
запись создана: 07.04.2017 в 09:07

@темы: Кот Басё, стихи, хорошие, а значит, не мои

14:02 

и снова Кот Басё

If you read this line remember not the hand that writ it
Ты умеешь стоять под чужим мостом, говорить о сложном, как о простом, обесценивать важное, ждать звонка, быть больней смещенного позвонка, неудобней сумы, тяжелей тюрьмы, ты умеешь "я" отделять от "мы", не считаться с главным, не помнить слов. Мне с тобой, действительно, повезло. Знать бы только, что делать с таким добром - не пора ли по Питеру с топором, кто имеет право, а кто не прав? У таких историй суровый нрав. Если хочешь выстрелить - говори, Свидригайлов ждет у меня внутри. Вряд ли ты сумеешь, да что с того. Постоял немного и вышел вон. Из таких следов, верстовых столбов каждый раз у нас состоит любовь, под мостом - подмостками старых сцен - ходит тень, посаженная на цепь.

Тише, тише, хороший мой, спи-усни. Ничего не изменится, мы одни.

(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, стихи, хорошие, а значит, не мои

15:50 

Я говорил ему: "Бежим, бежим!"

If you read this line remember not the hand that writ it
Я говорил ему: "Бежим, бежим!". А он, как есть, остался - недвижим, не вырос, не уменьшился, не умер. Все то же пьет и добавляет лёд, и лишнего от жизни не берет, но - как всегда - не добирает в сумме. Мы с ним сидим, а небо головой качает над московской мостовой, роняет снег на лацканы высоток. Бог стар и сед и не запомнит всех, он так устал от писем и бесед - вот-вот опять впадет в февральский сопор. Благослови, отец, отличный шанс - сорваться с места, вырасти, дышать, любить цариц и разделять их ложе. Я говорил ему: "Бежим, дурак, держи дары: свобода, город, знак". Но он упрям, и в этом мы похожи.

Вот он стоит, стоит, а я бегу, и оставляю память на снегу - следить за тем, кто не пойдёт и сгинет. Дышу, люблю, прощаю и расту, и город поднимаю в высоту.

Зову других бежать.

Бегу с другими.

(с) Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, Кот Басё

10:08 

If you read this line remember not the hand that writ it
Слишком мало живых

В этих тесных кафе, где на стенах дешевые фото, где случайные мы заполняем вечерние ниши, судьбоносные вещи становятся выцветшим фоном, и последнее слово на фоне считается лишним. Как деталь интерьера – портьера, картина, подсвечник, как плохое меню и остывший нетронутый кофе, пропадает все то, что нам было даровано вечным, - значит, самое время молчать о своей катастрофе. Мы друг другу сегодня мечи, ягуары, берсерки, так стремительно время меняет знакомые лица. Если есть черный ящик у памяти в тайном отсеке, если есть хоть секунда, любимый, успей сохраниться. Черт с ним с именем, с местом, с людьми, не идущими в книги, от лукавого глаза укрой только тексты и четки.

После нашей войны ничего никогда не возникнет.

Слишком мало живых, если ты понимаешь, о чем я.

(с) Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, Кот Басё

23:21 

внезапно так остро...

If you read this line remember not the hand that writ it
Освободясь от тишины в желанной точке невозврата, мы так с тобой напряжены, что ничего уже не надо: ни ослепительных страстей, ни беспросветного безумства. Любовь сегодня как искусство на остывающем холсте. И если ты захочешь вдруг добавить красок в этот морок, оставь ночные разговоры, не замыкай порочный круг. Смотри на город и огни, на белый снег и алый месяц, и в том, что мы с тобой не вместе, ни нас, ни время не вини. Настал декабрь, вышел срок, и право быть освобожденной дороже тех, кого не ждем мы, когда выходим за порог.

(с) Кот Басё

@музыка: Tom Waits. Silver bullets (and the first one's always free)

@настроение: настал декабрь, вышел срок

@темы: Кот Басё, стихи, хорошие, а значит, не мои

00:38 

If you read this line remember not the hand that writ it
На изломе чужого берега мы подобны бесплотным призракам. Наша внутренняя истерика очевидна по внешним признакам. Я действительно не хочу ее, только время сейчас чудесное. Как бы я ни старалась чувствовать, ты упрямо не станешь действовать. Посмотри на часы внимательно, посмотри на часы и выдохни. Разыгралась такая партия, из которой не будет выхода. Так имеет ли силу прошлое, если память о нем не ведает?

С первым снегом, моя хорошая.

Только не торопись с ответами.

@музыка: Miike Snow - Heart is full

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, Кот Басё

12:31 

If you read this line remember not the hand that writ it
Девушка, дайте пробирку, добавьте лед, позовите самого старого астронавта. Моя кровь отрицательна, время ее не пьет, в ней вода морская - соль, темнота и йод, пусть попробует - ни капли земного завтра. Подтвердите: не печатью - случайный жест, больше нам об этом знать ничего не надо. Оставайтесь здесь на страже, на этаже, вам верховный врач во сне намекнул уже: подобрали идеального кандидата.

Небо треснуло над городом, как плита, сердце громкое, но ЦУП говорит по-русски.

Ходит слух, туда никто еще не летал.

Не железная воля, это другой металл.

Созданный выдерживать перегрузки.

(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, стихи, хорошие, а значит, не мои

12:29 

If you read this line remember not the hand that writ it
Только мы и знаем, что происходит здесь - под покровом ночи, под масками городов. Мы одним прицельным словом сбиваем спесь с тех, кто в этом тексте еще наломает дров. Только мы и знаем, как провести черту языком, пером, рукой, раскрывая плоть. Будет наша воля - я тебя обрету, серебро, хрусталь, расплавленное стекло. Ты умеешь быть и музыкой, и цветком, превращаться в жаркий ветер и нежный сон. Я привыкла в играх ставить себя на кон, только в нашем переплете не в этом соль. Соль в глубинах, в долгих взглядах, в морской воде, соль лежит на дне - нырнуть, запрещая вдох. Только мы и знаем, что побеждает день - молодые вина, музыка, лунный дом. Мир наполнен самозванцами, каждый плут уверяет нас, что слышал благую весть.

Отпусти их с миром: книги себе не лгут. Только с равными слова обретают вес.

(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, стихи, хорошие, а значит, не мои

09:05 

If you read this line remember not the hand that writ it
Города становятся квадратными километрами, старыми картами, лежащими в долгих ящиках. Рассказать бы тебе, как я устала играть бессмертную, всемогущую, ненастоящую. Рассказать, как слово не ранит, вино не имеет сладости, как дни в ладони собраны горстью жимолости. Рассказать, что мне не позволено даже слабости, даже малой господней милости. Я умею жить в одиночной сердечной камере, умею хотеть историй и получаю их. Этот дар добывали нежностью в недрах каменных и скрепляли семью печатями. Я готова к любой тишине и к любому выпаду, держу удар увереннее металла.

И поэтому я ни словом себя не выдала.

Ни разу не проиграла.

(с) Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, Кот Басё

08:32 

If you read this line remember not the hand that writ it
Ты пришел в меня, ворота открыв ключом, что принес тебе однажды седой монах. Он сказал тогда, что я – это божий чёлн, что в меня таких как ты достают со дна. Он сказал тебе, что здесь ты постигнешь суть. Ты поверил и явился издалека. Он сказал, что я однажды произнесу для тебя слова, которые ты искал. Слушай, слушай, говорю с тобой, стук подошв по брусчатке отчеканит прямую речь. Я же знал, что ты однажды ко мне придешь, чтоб я мог тебя утешить и уберечь. Мы живем законом Города, он знаком всем, кто входит за ворота, оставив мир. Я твой Город, изучай меня. Я закон, Божья крепость, переполненная людьми. Помогай больным, всегда обходи менял, не бросай камней в того, кто уже лежит.

И не сталкивай лбами живущих внутри меня – начинаются погромы и мятежи.

(с) Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, Кот Басё

08:04 

If you read this line remember not the hand that writ it
***

Я пятнадцать лет сторожу обрыв и сижу у пропасти на краю. Реки юга приносят нам мёртвых рыб, есть ли смысл идти на юг? Я всегда считал, что слова пусты, прогонял болтающих суету. Но за эту ночь я успел остыть, мне нельзя оставаться тут. Я смотрел на дно, и лежал на дне, и держался дна из последних сил, но рыбак небесный пришёл ко мне, и о важном меня спросил. Я соврал ему, что сижу в ночи, охраняю реку, обрыв, тропу.

В мёртвой рыбе каждого ждут ключи.
В добрый путь.

(с) Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, Кот Басё

09:46 

If you read this line remember not the hand that writ it
Звонок

Небо синее – как глаза у незнакомки за барной стойкой, как холодный Blue Curacao с желтым зонтиком солнца, долькой апельсина и тонкой шпажкой, замурованной в лед случайно… Я звоню, чтоб сказать… Неважно. Умоляю, не отвечай мне. Мне же нечего будет – честно… Здравствуй, чертово побережье, я рисую на ручке кресла это имя, которым брежу, от которого я сбежала, словно бабочка из коробки… Принесите мне книгу жалоб. Или лучше… налейте водки. Так гудками под шум прибоя жив эфир – словно в космос вышел, я звоню, чтоб побыть с тобою, и спасибо, что ты не слышишь, у тебя там, конечно, вечер, и семья наконец-то в сборе… Я хотела бы стать – да нечем. Только солнце, песок и море. И улыбки – фальшивым блеском недвусмысленных предложений. На земле не найдется места, где не чувствуешь притяженья, где способен забыть хоть что-то, просто вычеркнуть, раствориться. Я смотрю облаками в воду. Я боюсь тебе дозвониться. Нежно дуло к виску приставишь, мне не выстоять в этой схватке…
- Да, алло?..
- Это я. Ты знаешь, тут так здорово...
Все в порядке.

(с) Кот Басё

@музыка: ведь Небу совсем неважно, нож или пистолет, такие разные персонажи, такой похожий сюжет

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, Кот Басё

11:22 

опять стихи, опять чужие

If you read this line remember not the hand that writ it
Наша эра

Наш город-в-себе первобытен. В пещерах мрак, во мраке наощупь друг друга находят люди, рождаются и умирают… Но мы не будем. Мы слишком другие. Мы не умеем так. Мы высекли искру, огонь был строптив и груб, но он покорился, кольцо очага терзая, осколком скалы мы музыку вырезали, и первый варган осторожно коснулся губ. На стенах пещеры мы охрой рисуем дни удачной охоты – по милости древних духов, у нас обострение песен, цветов и звуков. Нас ненавидят гибнущие Они. Они нас боятся, как диких лесных волков, крадущих во тьме их детей, как огромных тигров, чей след от когтей по деревьям идет пунктиром под самыми кронами - дьявольски высоко. Они расставляют капканы, копают рвы, скрывают их ветками, ждут у тропы упрямо, и снова в ловушку срывается с ревом мамонт… Они выжидают – когда же сорвемся мы. Их дикие нравы не знают где свет, где тьма – укрыться от ветра, терзая сырое мясо… Они не умеют плакать, любить, смеяться, они не способны даже сходить с ума. Их старый шаман приказал уничтожить нас – в угоду богам, чтобы не было зимней стужи… Но каждый из нас – бессмертен и безоружен. Охота идет веками. Идет сейчас. Наш город-в-себе первобытен, жесток и глух к мольбам о пощаде – в него не заложен разум… Над входом в пещеры мы выбиваем фразы, которые, словно факел, пронзают тьму. Они не владеют огнем, ими правит страх, что не позволяет приблизиться, - страх и ярость. А мы расписали под сводами верхний ярус – легендой о сердце, что бьется в семи ветрах. Мы недосягаемы, город у нас внутри, и странные хищники бродят по джунглям улиц, гудят магистрали, как дикий огромный улей, и тени людей замурованы в лед витрин. Наш город-в-себе первобытен, опасен, лжив - огрей его плетью, веди, подчиняй и требуй... И город на хоботе нас поднимает в небо, царапая бивнями верхние этажи. Наш город коварен и сумрачен, у корней холодной рептилией тянут хвосты машины, его небоскребов срезанные вершины запутались в паутине вчерашних дней, его повороты пахнут, как пахнет смерть, его ритуальные маски - на каждом встречном, и если ты хочешь однажды случиться вечным – то нужно здесь выжить, как-нибудь, но суметь. Смотри, выбирай – все давно на одной войне, и наши враги за нами следят из щели…

Но мы танцуем жизнь у костра в пещере. И знаем немного больше, чем те, кто вне.

***
Когда этот ветер закончит мессу и сядет, уставший, в пределе ночи, ты выйдешь из плена потертых кресел – туда, где ты слишком меня захочешь, на темную улицу преисподней – последний фонарь, перекресток, тополь, когда-то ты выбрала – быть свободной. Свобода твоя. Насладись. Попробуй. В бетонных конвертах домов желтеют чужие истории, судьбы, лица, на тротуарах танцуют тени, им просто страшно остановиться, кровавый след изможденной жертвы теперь – единственным средством связи, но он не совпал с направленьем ветра, который по городу бродит в рясе. Иди, догоняй его, падай в ноги, проси отпущения всех и сразу. Приют одиноких, больных, убогих, лишая любви, возвращает разум. И в этом безвременье, межсезонье бессильны любые попытки выжить, и гордость становится невесомой, как будто Господь ее в землю выжал. На мокрой траве остаются слепки, Мефисто ворчит, выключает звезды. Держись за слова. Обреченно. Крепко. Держись за пропахший латынью воздух, за бархат портьеры, столетней пылью пропитанный глубже, чем души – болью, ad aras – те, кто о них забыли, когда владели свободой воли. Теперь осталась молитва – имя, глухое Amen в ночной прохладе, когда мы выбрали стать другими, наш рай, как водится, был украден, и есть ли способ исправить это, заполнить в древней скрижали прочерк?..

Ты будешь вечно молиться ветру.

Ты невозможно меня захочешь.

*ad aras - у алтарей



(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, стихи, хорошие, а значит, не мои

08:33 

If you read this line remember not the hand that writ it
***
Это худшее из одиночеств – сидеть в толпе, слушать, как люди лгут тебе нараспев, улыбаются – прорезь маски, провал зрачка, послушнее скрипки, ласковее смычка. У мудрости в этом возрасте чуткий слух. В поющей паре фальшивит один из двух. Зерно отделять от плевел, держать в руках. И овцы сыты, и волки на поводках. Различать все оттенки цвета, слова, глаза, помнить лгущую паству по голосам, скрывать от других свою нутряную боль.

Быть одиноким так, как бывает Бог.


***
Привет, моя серебряная птица, мой поезд прибывает ровно в семь. Нам с осенью поется и не спится, она, как мушкетер – одна за всех. Какой купаж из гордости и чести, безумия, отваги и любви – не ждем, освобожденные, известий от наших бессловесных визави. Мы так отважно этого хотели, спроси меня о главном – не солгу.
Подвески королевы на постели. Задерни шторы, отпусти слугу.

(с) Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, Кот Басё

08:47 

If you read this line remember not the hand that writ it
***
Почему я знаю, как я тебя увижу, несмотря на то, что зрению я не верю. Я ведь чертов кинестетик, мне надо ближе, у меня же голос крови, повадки зверя. Мне совпасть до самой сути - в одно касанье, чую алчущих и плачущих, духом нищих. Только мы себя уже сотворили сами и сейчас неумолимо друг друга ищем. Время ставить мир на карту и брать билеты, выйти утром в геометрию трех вокзалов.

Полагаю, все случится в начале лета.

И совсем не так, как я тебе написала.


Последний раз

Последний раз мы спали в Сукко, и в окна стучался лес. Во времени это так далеко, что даже не стоит лезть. Шумело море, горел закат, воздух был смолянист. Господь из небесного рюкзака рассыпал тогда огни. Мы шли к дольменам, делам, дарам, что спрятаны до поры. Был Моисей, и была гора, но он не нашел горы. Поскольку есть у нас уговор прошлого не менять, я собираю простой набор открыток внутри меня. Но есть у нас уговор иной – не встать на пути воды. И если мне нужно идти одной, то ты не хранишь следы, песок не целуешь, не плавишь лед оконный горячим лбом. Из дней, разлившихся над землей, спокойно примешь любой. Когда настанет урочный час, не знаем ни я, ни ты. Пускай у нас остается часть космической пустоты, огромные звезды, волна в ночи и запах цветущих трав. А о грядущем мы промолчим, уткнувшись в речной рукав.

(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, стихи, хорошие, а значит, не мои

23:55 

If you read this line remember not the hand that writ it
***
А мир - это шарик, что выпустил мальчик из рук, воздушный, смешной, беспокойный игрушечный сон. Ты так ничего и не понял, мой огненный друг, ты так и не знаешь, как можно дышать в унисон. Молчание - золото, если умеешь молчать. Терпение - битва, в которой нельзя без побед. И дверь открывается не поворотом ключа, а тем, кто навстречу её открывает тебе. Ты так ничего и не понял, касаясь людей. Мы все Его дети, и Он не желает нам зла.
Есть воздух, которым всегда наполняется день.
А после огня остаётся всего лишь зола.

***
Она пишет очень редко и по ночам: «Как проходит лето, пора перестать молчать, я уехала на море, а он скучал, и у нас здесь фантастические закаты». Я смотрю на нее – гранат, бирюза, сандал, у меня вопросы, но разве я их задам, я же сталь и платина, острый больной скандал, грозовые неприрученные раскаты. Мир умножен на ноль, но равен обычно трем, мы живем грядущим бронзовым сентябрем, я хотела бы в город, где в пламени небоскреб – посмотреть на эти звезды ее глазами. Но о чем сказать, когда все слова пусты? Я желаю ей свободы и высоты, если есть над миром сказочные мосты – пусть она по ним приходит за чудесами.

(с) Кот Басё

@настроение: полнолуние и хочется стихов

@темы: Кот Басё, стихи, хорошие, а значит, не мои

15:35 

А между тем у Кота Басё новые стихи

If you read this line remember not the hand that writ it
Утомленная память подобна разливу Нила, луна монетой ложится на веки спящим. Иштар в колодец Сириус уронила, мой сын поймал и спрятал в небесный ящик. Обряд забвения прост, но пугает слабых, их страх - фундамент сфинксам и пирамидам. Я стану петь, и голос мой будет сладок, я словом тебя не выдам. Покойся во мне, ни в чем уже не раскайся, укройся моим зароком и не разбейся. Луна поднимается, лик ее так прекрасен, что больше не нужно песен.
................................................................................................

И начнется буря, и буря к утру утихнет, останутся карты, свитки и артефакты. Если боль была - она превратилась в вихрь, в бесконечный ветер пустыни, самум и фатум. В эту дикую ночь, сжигая последний факел, пыльные стены ощупывая руками, археологи сердца найдут тебя в саркофаге в одной из восточных камер.

(с) Кот Басё

Пожалуй, это к пропущенному мною дню рождения Оберштайна.


И картинку заодно

@темы: ЛоГГ, Кот Басё, а здесь скрины или картинки, Оберштайн, стихи, хорошие, а значит, не мои

09:16 

If you read this line remember not the hand that writ it
В книге падших пишут, что есть цена совершенству, смыслу, спокойным снам, безмятежным танцам, цветным платкам, кораблям, плывущим издалека. Есть цена голосам и цена воде, и огням, блуждающим в темноте, и улыбке женщины, и вину, есть своя цена у земных минут. Книгу падших читают на берегу, и ложится время - строка в строку, вырастают дети, старик молчит, и никто не в силах назвать причин. Заплатить бы, спешить на пустой причал - улыбаться, петь, корабли встречать, любоваться женщиной, ждать звезду. Назови мне цену - и я пойду. Я живу здесь столько слепых веков - пленник всех измученных рыбаков, всех сетей, расставленных на заре, матерей, несущих к воде свой крест. Назови мне цену, устроим торг, ты, меня не пускающий на порог, оставляющий знаки и маяки, забирай, что выберешь, и беги.

В книге падших пишут, что дерзкий слеп, что безумен тот, кто напал на след, что желающий большего обречён.

Он пока не ведает ни о чем.

(с) Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, Кот Басё

NikaDimm. Дайрь

главная