Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: стихи, хорошие, а значит, не мои (список заголовков)
07:58 

If you read this line remember not the hand that writ it
И время будет идти по кругу, считая бусины старых четок, и разлучая людей друг с другом, готовить встречи для разлученных, и время будет стирать жестоко – освобождая для новых место, не слыша просьбы, не помня сроков, пусть слишком больно – но очень честно. И время – будет. Однажды просто случится нашим – бери и веруй. Мы называемся миром взрослых, где каждый день измеряем мерой знакомой боли, привычной силы, что заставляет крутиться глобус. А жить не так уж невыносимо. Сложнее –выжить, но ты попробуй. Ведь все, что было – цепочка фактов, на ней – иконка твоих историй, где гравировкой увидишь завтра все то, о чем ты сегодня споришь, где сам однажды случишься – ликом, нечетким контуром, силуэтом, и время просто сотрет улики – и ты начнешь забывать об этом. И ты начнешь находить простые, святые радости – в тихих буднях – улыбки, песни, слова, цветы…и однажды ты наконец забудешь. Мы все проходим свои мытарства – и очищаемся свежим воском. Приходит время – бери и царствуй, ложись на землю, смотри на звезды, держи оставшихся – к сердцу ближе, не бойся боль отпускать по ветру. Когда ты будешь просить – услышат, и это станет тебе ответом. И наконец-то протянут руку, и ты увидишь в окне открытом, как время тихо идет по кругу и шепчет четкам свою молитву.

(с) Кот Басё

@темы: черный кофе, тихий блюз, стихи, хорошие, а значит, не мои, неЛоГГ, Кот Басё

21:31 

До чего же точно передано настроение

If you read this line remember not the hand that writ it
03.06.2013 в 20:54
Пишет Kathelin Shatowillar:

...Со свинским рылом в чужие сказки
ломиться в общем-то не впервой -
от старой, рваной в углу, раскраски
до битых банок с гнилой травой,
что станут чашами с юным светом,
в которых звездная даль видна.
Ты, в похудевшем за это лето,
пруду не сможешь нащупать дна.
И полночь птица разрежет криком,
трубя на разные голоса -
так ты на тонкой тропе безликой
поверишь в новые чудеса...

Здоровье с горки, карьера в гору.
Привычной жизни небрежный бег.
Ты улыбаешься без разбору
кому угодно, но не себе.
Коллеги шутят - совсем свихнулась,
кому такие сдались мечты!
А ты бродить в лабиринтах улиц
давно привыкла до ломоты
в ногах и в сердце. Сто лет не спится
от снов о битвах и кораблях.
Твоей побитой судьбой синице
пора бы вырасти в журавля,
но ей плевать на твои указки.
Поешь - и голос звенит, дрожит.
Ты по ночам свои пишешь сказки,
порой захлебываясь в чужих.

... Река трепещет, аллеи дышат,
покой предутренний пьют поля.
Твоя синица летает выше,
чем снится офисным журавлям.
В пруду ни дна, ни стекляшек битых,
а только тонкая даль воды.
Дорога в сказку - она открыта.
Пора оставить на ней следы!

URL записи

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои

13:15 

на 1 июня

If you read this line remember not the hand that writ it
01.06.2013 в 12:09
Пишет Мэлис Крэш:

Ну и еще, в тему дня...
Я уже умирал не раз,
На экране и в буквах текста.
Привыкаю от боли слепнуть,
Выполняя дурной приказ.
Господа, так за что опять
По кругам и порогам ада?
Вы, наверное, были рады
Наши судьбы не изменять.
Мне не нужно иных наград -
Лишь глоток (мне же хватит) чая...
Пусть сегодня - довыручают.
Разве сложно? Нет, снова в ад.
Я уже умирал для вас,
Только к этому не привыкнешь.
Знаю, просто вот так уж вышло.
Я прощаю и в этот раз.

URL записи

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, ЛоГГ

13:34 

If you read this line remember not the hand that writ it
Никогда не проси забвения, никогда,
Не буди этот ветер, спящий среди пустынь.
Эти стертые карты, мертвые города,
Языки междуречья... речь я... не то... не та...
Если ты попросил забвения – дай остыть.


Каждый пастырь строг

Каждый пастырь строг, каждый бес строптив, каждый путь лукав. Не успею в срок, не приду простить, не найду лекарств. Открывает дверь, не скрывает ран, не умеет врать. Сын мой, я осторожный зверь, постоянный страх, я бездарный врач.

Мне бы псом у ног, да полсотни книг, чтобы каждое слово – к ней. Но в глазах темно, не горят огни, никогда не найти огней. А она ничего не ждет, за окном дождит, по утрам туман. Я бессилен, я изможден, я всегда один, я схожу с ума.

Сочинять ей блюз, причинять ей боль, целовать ее на бегу.

Сын мой, я за себя боюсь, я хреновый бог.

Ибо большего

не могу.

(с) Кот Басё

@темы: черный кофе, тихий блюз, стихи, хорошие, а значит, не мои, неЛоГГ, Кот Басё

02:00 

If you read this line remember not the hand that writ it
По берегам вечерами горят костры – беглые греются и проклинают белых. Песни поют о свободе, поют навзрыд, была бы здесь мать, она бы такие пела. Белые ищут беглых пока светло, первые сумерки так изменяют воду, что тонкой чертой становится каждый плот и черными пятнами кажутся пароходы. К реке привыкаешь, живешь с ней один в один, в прибрежные заросли прячешься, если жарко. Ты сам себе раб, и сам себе господин, другие боятся жизни, но их не жалко. С рекой понимаешь: рождайся хоть сотню раз, меняя цвет кожи, бывая никем и всеми, твой мир будет плыть от берега до утра, а значит, на юге все реки текут на север. У нас из еды все чаще одна вода, бывает, добудем что-нибудь в городишке. А проповедь, в сущности, полная ерунда, ее пропустили, значит, о ней не пишем. И кто вам сказал, что здесь мы живем в грехе, что нет у нас бога – мол, бог на плоты не выйдет? Мы просто плывем, плывем без путей и схем, и Джим на свободе, и бога ночами видит.

А что у тебя? И как ты попал на плот? Большая река, широкое русло мира. Идет пароход, и если поднять весло, то можно услышать, как время проходит мимо.

Мы вместе плывем на плоту, мы всегда плывем, великой реке не видно конца и края.

Ты можешь быть герцогом, пастырем, королем.

Мы с Джимом посмеемся и подыграем.

(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, неЛоГГ, стихи, хорошие, а значит, не мои, черный кофе, тихий блюз

01:46 

lock Доступ к записи ограничен

If you read this line remember not the hand that writ it
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:32 

lock Доступ к записи ограничен

If you read this line remember not the hand that writ it
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:03 

lock Доступ к записи ограничен

If you read this line remember not the hand that writ it
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
13:44 

If you read this line remember not the hand that writ it
Сама не знаю, почему эти стихи у меня ассоциируются с Легендой

Вот именной револьвер...


Вот именной револьвер, нашивки и прочая ерунда...
Мой командир, я почти отрекаюсь... Сегодня, по крайней мере,
я честен перед собой, а это мне засчитают там,
если, конечно, я не напрасно когда-то во что-то верил.

Я бы просил Вас не делать ставок и не искать причин. Дело не в страхе (какие страхи у тех, кто отсрочил смерть)... Просто сегодня я вдруг услышал, как сын обо мне молчит, а я так привык, что меня встречает его беззаботный смех. Просто сегодня я вдруг заметил в любимых глазах тоску – словно я жив, но еще немного – и потеряю жизнь... Я стал, отдаваясь войне всецело, на мирное счастье скуп. Пора, пожалуй, исправить это, у времени одолжив. Мой командир, я не знал дороги, кроме дорог огня, я прикрывал Вас, всегда бесстрашно первым бросаясь в бой… Просто сегодня меня убили, и Бог воскресил меня. И я вернулся домой, чтоб дома побыть наконец собой.

…Вот над порогом висит подкова – счастье согнув дугой, вот я сижу у окна и слышу, как засыпает двор, где-то война моя ждет, не зная, что я без нее другой, не обреченный идти на выстрел, не помнящий ничего. Где-то война моя, там, за лесом – заревом над рекой. Мой командир, я люблю Вас... Впрочем, нельзя изменить себе.


Вот именной револьвер... Сегодня пуля идет легко.

Сейчас она встретится с Вашим сердцем и остановит бег.

(с) Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, неЛоГГ, ЛоГГ, Кот Басё

13:36 

If you read this line remember not the hand that writ it
Вечернее

Я говорила с тем, кто мог бы меня купить, но не потратил, в сущности, ни гроша.
Я говорила с тем, кто мог бы меня убить, но не достал при мне своего ножа.
Не было ни обладания, ни потерь, ни осознания встречи добра и зла.
Я говорила с тем, кто молчал. Теперь я чувствую, как он слаб.


Сон

Почему за окном аномальный плюс, а внутри абсолютный ноль?
Что меняет точка отсчета, да и есть ли она вообще?
Мне сегодня приснилось, что я не сплю, а снимаю с тобой кино
о чем-то безумно нашем, о чем-то, что больше любых вещей.
Солнце выставил Бог, если верить цифрам, где-то в восьмом часу.
Камера двигалась тихо-тихо, чтобы не разбудить.
Я играла спящую кошку, которой ты приказал уснуть.
Кошка кажется спящей, на самом деле она за тобой следит.
В полдень внесли голубое небо, включили холодный свет,
режиссер смотрел свысока и думал, что завтра, при монтаже,
он разделит на быль и небыль этот фильм и заставит всех
выбирать себе роли людей и кошек (читай: палачей и жертв).
Съемка закончилась ровно в полночь с боем Его часов.
Исчезли резкость и перспектива, включили ночной режим.

За окном тепло, и январь, похоже, видит все тот же сон,
о том, как в хрусталике объектива собирается наша жизнь.


Островом стану...

Островом стану. Или осколком острова. Буду царапать море краями острыми, буду звенеть ручьями, лежать под звездами, ждать Робинзонов или считать суда, буду встречать рассвет голосами птичьими, красить листву зеленым, стволы – коричневым, буду плевать на правила и приличия, будто бы их и не было никогда. Будто не я разрасталась громадой каменной, и не мои перекрестки тонули в мареве, и не на мне выступала река испариной между сплетенных кровлями площадей, будто и не было неба, что так сутулится, словно собой укрывает глухие улицы, где обреченное время устало хмурится и начинает новый безумный день. Будто не я прохожих ждала под крышами – тех одиночек, которые чудом выжили, путала их в проулках, звала афишами и запирала в комнатах до утра, даже не слушая, как они тихо молятся, как набухает вена, иголка колется, по отсыревшим стенам ползет бессонница, вместо имен рождаются номера. Здесь не осталось больше живого, нужного. Я открываю люки. Прощай, оружие. И на реке плотина скрипит и рушится, я осыпаюсь медленно, по годам...

Волны меня качают – морскими сестрами, к берегу льнут, ласкают шелками пестрыми…

Островом стану. Или осколком острова.

А городов и не было никогда.


© Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, неЛоГГ, Кот Басё

02:15 

Сегодня - День Победы

If you read this line remember not the hand that writ it
Стихи Семёна Гудзенко. Нас не нужно жалеть...

Моё поколение



читать дальше

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, неЛоГГ, ...Нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели

14:37 

автора достало то же, что и меня ))

If you read this line remember not the hand that writ it
23:41 

много-много Кота Басё

If you read this line remember not the hand that writ it
Ты горизонт мой, небо моё и сила, темные древние камни, прибоя шум. Я никогда ни о чем тебя не просила. И вот теперь – прошу. Видишь ее, скользящую между строчек, между стволов идущую наугад? Она беззащитна, она ничего не хочет, не изучает карт. Мне ее дали свыше, ввели подкожно, я заплатила тысячу долгих лет. Пусть она будет нежно и осторожно жить на моей земле. Звездной мукой наполняя ночное сито, свежую быль готовит твой верный шут. Я никогда ни о чем тебя не просила. И вот теперь – прошу. Наших глубин не выдаст, богатств не тронет, она не узнает имени короля.

Ты продолжайся богом, сиди на троне, властвуй. Но разделяй.

***
Я сижу в этой башне вечность, а может, час. В черном озере меч и чайки о нем кричат. Нам беречь бы друг друга, радовать, выручать. Где ты, Мио, мой Мио? Сейчас догорит свеча. Я зову тебя тихо, зову тебя так тепло. Приведи нам коней волшебных, построй нам плот. Рыцарь Като носит в каменном сердце зло. Где ты, Мио, мой Мио? Зачем ты не слышишь слов? Возвращайся за мной, забирай меня из игры. Я устал смотреть навылет, молчать навзрыд. Оружейник ждет, не спит в глубине горы. Где ты, Мио, мой Мио? Ты бросил нас до поры.

А пора не идет, никак не идет пора. Эта чертова сказка тянется до утра.

Где ты, Мио, мой Мио?

Утром не будет ран.

Мы разучимся умирать.


***
С каждой весной становишься все резонней,
настойчивей, резче, заходишь к Нему без стука,
говоришь: «Объясни, зачем это было - зима без звуков,
зал без цветов, театральное межсезонье,
зачем мы пытались выжить в таком режиме,

все время хотели воздуха, бились оземь,
никто никому не должен, никто не просит,
но все-таки
расскажи мне».

Он улыбается чем-то тягучим, солнечным, как смола.
Отвечает: «Ты меня обрела».

***
А старик бубнит: «Ты зачем живешь?», я сочувствую старику. У меня есть ребенок, обрыв и рожь, я держу его, как могу, мне нельзя уходить, мне нельзя не жить, я прописана у черты. Но старик не видит его во ржи, говорит: «Принеси воды». Я иду за водой и боюсь не сметь, я сама себе нынче смерть, а вдали еще раздается смех, и колосья звенят как медь. Неподвижно птица моя летит, ветер листьями не скрипит. Я встречаю женщину на пути, и она говорить мне: «Пить». В целом мире у женщины ни души и от прошлого – ни следа. Я безропотно ей отдаю кувшин и смотрю, как течет вода. Опустел кувшин и разбит кувшин, и осколок пустил росток. И к ростку народ кочевой бежит – «Вот знамение и пророк, исцели нас, дай нам, храни от бед, чудодействуй, пока стоим!..» А во ржи уже не заметен след, а над полем восходит дым. И у женщины жажда змеей в груди, и старик изможден и слаб. Кто решится услышать и отпустить, если я их тогда спасла?

Он зовет – по телу проходит дрожь, он бежит – замирает дух. У меня есть ребенок, обрыв и рожь. Я уже ничего не жду. А старик говорит: «Принеси воды», а народ повторяет в такт…

Я живу над пропастью у черты. И не знаю, за кем черта.

***
Нет ничего, кроме вечного бега, говорит он, рисуя круг,
Море впадает все в ту же реку, синица не ест из рук,
Дети рождаются взрослыми, взрослые ищут своих детей.
Не отвечай никогда вопросами ждущему в пустоте.

(с) Кот Басё

@темы: стихи, хорошие, а значит, не мои, неЛоГГ, Кот Басё

23:27 

If you read this line remember not the hand that writ it
Склон обрывая, мы пальцы сбивали в кровь,
Мир становился отвесным и каменистым.
Кто из нас был сорвавшимся альпинистом?
Мягкую землю каждому приготовь.

Нам оставалось — яростно верить в жизнь.
Кожу сдирая, в скалу упираясь лбами,
Воздух хватая запекшимися губами,
Мы говорили друг другу: Держи! Держи!

Когда не осталось ни выступов, ни ветвей,
Когда на канат над пропастью время вышло,
Кто первым ослабил хватку и не услышал,
Как порохом вспыхнуло солнце в сухой траве?

Садишься к костру, смеешься и ешь с ножа,
И слушаешь дождь, набросив брезент на плечи.
Коснувшись земли, почувствуй, как дышит Вечность.
И вспомни о тех, кого ты не удержал.

(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, неЛоГГ, стихи, хорошие, а значит, не мои

18:14 

И воюем мы малой кровью...

If you read this line remember not the hand that writ it
Стихи привязались и никак не отвяжутся, повторяю про себя

ARMY OF LOVERS (“Черная Тетрадь”)
Дмитрий Быков

Юнцы храбрятся по кабакам, хотя их грызет тоска,
Но все их крики «Я им задам!» – до первого марш-броска,
До первого попадания снаряда в пехотный строй
И дружного обладания убитою медсестрой.
Юнцам не должно воевать и в армии служить.
Солдат пристойней вербовать из тех, кто не хочет жить:
Певцов или чиновников, бомжей или сторожей, –
Из брошенных любовников и выгнанных мужей.
Печорин чистит автомат, сжимая бледный рот.
Онегин ловко берет снаряд и Пушкину подает,
И Пушкин заряжает, и Лермонтов палит,
И Бродский не возражает, хоть он и космополит.
К соблазнам глух, под пыткой нем и очень часто пьян,
Атос воюет лучше, чем Портос и д’Артаньян.
Еще не раз мы врага превысим щедротами жертв своих.
Мы не зависим от пылких писем и сами не пишем их.
Греми, барабан, труба, реви! Противник, будь готов –
Идут штрафные роты любви, калеки ее фронтов,
Любимцы рока – поскольку рок чутко хранит от бед
Всех, кому он однажды смог переломить хребет.
Пусть вражеских полковников трясет, когда орда
Покинутых любовников вступает в города.
Застывшие глаза их мертвее и слепей
Видавших все мозаик из-под руин Помпей.
Они не грустят о женах, не рвутся в родной уют.
Никто не спалит сожженных, и мертвых не перебьют.

Нас победы не утоляют, после них мы еще лютей.
Мы не верим в Родину и свободу.
Мы не трогаем ваших женщин и не кормим ваших детей,
Мы сквозь вас проходим, как нож сквозь воду.
Так, горланя хриплые песни, мы идем по седой золе,
По колосьям бывшего урожая,
И воюем мы малой кровью и всегда на чужой земле,
Потому что вся она нам чужая.

@темы: Еще не раз мы врага превысим щедротами жертв своих, Быков, русская хандра. Методы противодействия, Army of lovers, стихи, хорошие, а значит, не мои

18:16 

И ещё про весну...

If you read this line remember not the hand that writ it
Когда наступает утро...


Когда наступает утро на тонкий лед, его покрывая причудливой сетью трещин, меняются звуки и оживают вещи, и кожа теплей становится под бельем, под шелком и кружевом, в маленьком тайнике, который ладонь накрыла, как мягкий купол...
Она собирает сказки, стихи и кукол.
А я собираюсь солнцем в ее руке.

Когда наступает утро, среди снегов, в пуховых сугробах, в постельной метели белой я теплым лучом опять проникаю в тело, которое пахнет розовым молоком. Она говорит о песнях и облаках, и пристально смотрит, и замирает рядом...
А я выгибаю спину под этим взглядом,
чтоб быть ее кошкой и влагу ее лакать.

Когда наступает утро, она встает, скользя босиком, небрежно укрывшись пледом, проходит на кухню, и я отправляюсь следом, чтоб видеть, как день рождается из нее.
Посуда звенит, и звон отдается в нас, и я наблюдаю за каждым движеньем легким.
И солнце проступает на фотопленке.

И кофе горячий, и за окном - весна.


(с) Кот Басё

@темы: Кот Басё, неЛоГГ, стихи, хорошие, а значит, не мои, черный кофе, тихий блюз

18:07 

lock Доступ к записи ограничен

If you read this line remember not the hand that writ it
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
01:23 

Грустное, но Яну идёт...

If you read this line remember not the hand that writ it
Где-то спят дороги Асу-Булака, пальцы горных отрогов сжимая крепче… Нас учили по пустякам не плакать, нас учили идти, расправляя плечи, нас учили быть первыми из успешных, забывать свои корни, тянуться выше. Наше прошлое так и осталось прежним, только нас за давностью лет не слышит, рядом с точкой на карте – значок «заброшен», между плит прорастает трава уныло… Этот день обречен вспоминать о прошлом – ретроспекция детства с пометкой «было», дом в конце этой улицы – с тихим садом, мотоцикл отца, молодая мама… Наше завтра судьбой нам дано в награду, но вчера забирают у нас упрямо – и проси - не проси, не изменишь хода, опустел старый сквер, голоса затихли… День рождения – странное время года, пыль забытых имен поднимает вихрем и бросает в лицо, и глаза слезятся – не вернешь и не вымолишь, не удержишь. Мы пытаемся памяти не бояться, мы стараемся к ней прикасаться реже, не тревожить – а вдруг обернется болью, отголоском потерянных мест и судеб… Жизнь дает направление – произвольно, на ходу корректируя, где мы будем, если вдруг доберемся до крайней точки, означающей просто конец маршрута… Нас учили быть сильными, между прочим. Мы должны с этим справиться. Почему-то.

Май выходит из поезда в Красноярске – по-сибирски сурово на город глядя, достает долгожданные кисть и краски, добавляет паркам цветные пряди, одевает черемуху в белый ветер, подгоняет горячим лучом прохожих… А у наших детей подрастают дети, и они невозможно на нас похожи. И они не умеют пока не плакать, и приходят за сказками к нам под вечер…

Чтоб узнать, как дороги Асу-Булака пальцы горных отрогов сжимают крепче.

(с) Кот Басё

@музыка: Аквариум - Звёздочка

@настроение: Весело лететь ласточке над золотым проводом, Восемь тысяч вольт под каждым крылом...

@темы: Кот Басё, ЛоГГ, неЛоГГ, стихи, хорошие, а значит, не мои

13:04 

Ой как оно точно

If you read this line remember not the hand that writ it
26.03.2013 в 11:12
Пишет Melany Turquoise:

Белый уходит с черным, хотя, о чем я. Были ручными, вымерли, одичали. В этом такая чистая обреченность, отчаянье высшей пробы, пути печали. Нас отпускали с ложью, и было сложно, было немыслимо вдруг разминуться снова. В этом такая нужность и невозможность, нежность и нежить - ни одного живого. Ни одного – ушли, или я не вижу, тянется время, скоро оно порвется. Нет никого, кто раны мои залижет, ляжет ко мне, сольется, со мной проснется. Нет никого, ты слышишь? Какого черта ты научил меня чуять, бежать куда-то?

Белый уходит с черным, скулит о чем-то.
Пуля летит, дрожит серебристой пчелкой.

Падай.

©Кот Басё

URL записи

@темы: Кот Басё, ЛоГГ, стихи, хорошие, а значит, не мои, черный кофе, тихий блюз

20:32 

Почти про Ройенталя

If you read this line remember not the hand that writ it
Это меня спросили, почему в "Придумай меня живым - 2" оридж Ройенталя - Дон Жуан. Причем спросили еще в среду, а ответить собралась воттолькочто. По этой ассоциации. Николай Гумилёв. Дон Жуан. это еще до Эльфриды и даже, может быть, до Лихтенладе

Моя мечта надменна и проста:
Схватить весло, поставить ногу в стремя
И обмануть медлительное время,
Всегда лобзая новые уста,

А в старости принять завет Христа,
Потупить взор, посыпать пеплом темя
И взять на грудь спасающее бремя
Тяжелого железного креста!

И лишь когда средь оргии победной
Я вдруг опомнюсь, как лунатик бледный,
Испуганный в тиши своих путей,

Я вспоминаю, что, ненужный атом,
Я не имел от женщины детей
И никогда не звал мужчину братом.

@музыка: While my guitar gently weeps

@темы: ЛоГГ, Гумилёв, стихи, хорошие, а значит, не мои

NikaDimm. Дайрь

главная